Евгений Багашов (paladin_17) wrote,
Евгений Багашов
paladin_17

Category:
  • Music:

Лженаука и научные пирамиды

Проблема "демаркации", поиск способа отличить "своих" от "чужих" приобретает в последние десятилетия значительную популярность среди учёных. Да и не только среди самих учёных, - это важно и для людей, принимающих экономические и политические решения. Им-то действительно хотелось бы знать, кто "настоящий учёный": кого следует считать эмиссаром, прибывшим из чистого и светлого мира абсолютного знания, - а кто таковым только прикидывается и потому может направить по ложному пути.
Заметно стремление выработать некий кодекс чести, или - ещё лучше - создать эталонный образ науки как таковой, путём сравнения с которым можно было бы судить о "научности" или "ненаучности" тех или иных теорий, суждений и прочих продуктов интеллектуального труда. Однако известны и некоторые серьёзные проблемы, препятствующие успеху подобного рода инициатив. Приведу сперва лишь пару простых эмпирических примеров, а затем перейду к обсуждению более общей философской проблематики, из которой они проистекают.

Существуют попытки построения каких-то таблиц для численной оценки теорий и их авторов на "лженаучность". И широко известная загвоздка заключается в том, что многие исторически ключевые для науки фигуры и произведения (включая и сравнительно недавние) по этим шкалам оцениваются как чуть ли не насквозь лженаучные. Как говорится, "у Коперника не было публикаций в реферируемых журналах".
Другой пример - более сущностные и философские критерии: скажем, тот же принцип Поппера. Возьмём ньютоновскую теорию гравитации. Она предполагает, что при определённом распределении масс должно наблюдаться вполне конкретного типа движение: с такой-то скоростью и ускорением. Иными словами, даёт довольно-таки чёткий проверяемый прогноз (при условии, что мы сумеем правильно измерить все нужные величины и решить соответствующие уравнения), а следовательно, является научной (по Попперу). При попытке же сравнить её предсказание с наблюдениями выясняется, что оно ошибочно: галактики, например, ведут себя не так, как следует из ньютоновской гравитации (вкратце, вращаются слишком быстро, - чуть подробнее см. здесь). Это, конечно, не делает ньютоновскую гравитацию ненаучной, - скорее просто неверной, неадекватной. Однако для её "спасения" некоторые идут на весьма серьёзный шаг: говорят, что в галактиках на самом деле массы раз в 5 больше, чем мы наблюдаем, - причём распределена она именно так, чтобы из ньютоновских уравнений выводилась как раз наблюдаемая скорость вращения. Это уже, мягко говоря, не очень научно (по Попперу), - эту невидимую затычку отныне можно будет в произвольных количествах вставлять в любые дыры и всегда получать "правильный" результат. И тем не менее считается, что "тёмная материя" (о которой здесь и шла речь) вполне научна, - как и некоторые другие объекты и явления такого же характера.
Это, в общем, часто встречающаяся в современной науке схема: проблематичный результат, конфликтующий с теорией, трактуется не против теории, а в её пользу, - не как "провал", а как "открытие нового свойства" (часто с появлением каких-то новых связанных с ним объектов). Сплошь и рядом такое можно видеть на примере развития физики частиц, например (см. гениальную книгу Пикеринга).

Итого можно сказать, что по каким-то причинам не удаётся абсолютизировать критерии научности: выходит, что при попытке как-то определить внешний вид "врага" выясняется, что "врагами" оказываются как минимум и некоторые из "друзей". Бдительный страж цитадели научной добросовестности знает, кого внутрь пускать не положено, и периодически отгоняет их. Однако вскоре с ужасом обнаруживает, что и внутри-то собралась публика аналогичного сорта. Как же объяснить такой парадокс?
Некоторые (Фейерабенд, например) делают из этого вывод, что все эти разговоры о научном методе - это, как говорится, в пользу бедных, простая идеологическая накачка, - а реальная наука не могла бы развиваться по таким правилам. Могла бы или нет - это вопрос спорный, но во всяком случае она этого и правда не делает.
Мне представляется, что адекватно рассмотреть эту проблему иначе как с конструктивистских позиций просто не получится, - здесь как раз мы вступаем в ту фазу, когда осознание того, что мы не можем абсолютизировать науку (и вывести её "в чистом виде"), должно приводить к пониманию, что её, собственно, и не бывает, - что само понятие "научности" - это в определённой степени произвольная абстракция.
Думаю, удобно в этом смысле воспользоваться простой бинарной схемой, которую использовал Латур: он говорит, что Новое время было отмечено символическим разделением сфер науки и политики (подробнее см. тут): они отныне считались независимыми друг от друга и постольку "чистыми". Науке отводилось познание "объективной и в себе существующей" природы, а политике - свободное конструирование "субъективного" общества, ограничиваемое лишь разумом. В результате научная ветвь не встречала преград со стороны социума, который не боялся отныне быть разрушенным под действием всяческих создаваемых наукой чудовищ (и в каком-то смысле "слепо верил" учёным, считая их адвокатами объективной природы), - а с другой стороны весьма успешно развивалась правовая система - так, как самим людям будет удобно, вне зависимости от "природы", которая тоже оставалась где-то в сторонке. Исчезали предрассудки и суеверия, распространялись либеральные идеи, процветала торговля и обмен, развивалась экономическая теория и т.п. В конечном итоге и наука, и политика могли спокойно развиваться и процветать, совокупно создавая в обществе невероятный прирост власти, распространивший в итоге европейскую цивилизацию по всей планете и даже чуть-чуть за её пределы.
Со временем, однако, начало появляться всё больше "гибридов": объектов и их отношений, которые уже нельзя было однозначно отнести ни к науке, ни к политике (можно было разве что выхватывать "научный" и "политический" аспекты по отдельности). В наши дни уже "озоновая дыра слишком социальна, а поведение политиков слишком пропитано химическими взаимодействиями", чтобы вообще можно было считать их независимыми проявлениями "объективной природы" и "субъективного социума" и т.п. Собственно, излюбленная тема Латура - проблема изменения климата - вообще служит апофеозом этого современного смешения науки и политики (пример). И попытки решить её чисто политически - демократическим путём (этот тухлый "консенсус 97% учёных") весьма характерны. Для "чистого" учёного такая аргументация была бы как минимум позорной.

Здесь мы остановимся и дальше в конструктивистскую эпистемологию уходить не станем, - для целей нынешнего рассмотрения сказанного уже вполне достаточно.
Можно видеть, что любые попытки определения "чисто научного" поля будут неизбежно однобокими с кучей неприятных "исключений" тут и там, и именно наводнение современной реальности научно-политическими "гибридами" делает разработку подобных наивных критериев научности невозможной.
Зато нам становятся (если ещё не были) легко понятны данные выше эмпирические примеры. Объясняются они прежде всего политическими аспектами вопроса. По моему мнению, вообще можно сказать, что лженаука - это чисто политический термин. Если угодно, человек, говорящий о лженауке, говорит это уже не в рамках науки, - а именно в рамках политики, и именно как политического деятеля его и надо в этот момент времени рассматривать.
Политику в широком смысле я бы определил как принятие решений в условиях конфликта интересов. И человек (или группа) A, обвиняющий человека (или группу) B в "лженаучности", обозначает этим лишь их взаимный конфликт, при этом высказывая претензию на лидерство и победу в этом конфликте, призывая остальные партии присоединиться к нему и принять его сторону, его повестку дня, его проблематику, его пантеон мифологических объектов, с помощью которых им описывается реальность, и его нравственную сетку, с помощью которой оцениваются предпринятые в рамках этой мифологии действия по шкале "хорошо-плохо". (Про мифологию, кстати, я тут уже писал). Он говорит: "Это я выступаю от имени объективной природы, а он - шарлатан и потому лжёт!".
Со стороны же многих обвиняемых в "лженаучности" людей, в общем, можно видеть симметричные выпады, и существенную часть своих трудов они посвящают борьбе с "официальной наукой" (как если бы где-то находился какой-то "офис", который бы подписью и печатью заверял, что из науки "официально"), - то есть опять же политической пропаганде вместо собственно научной деятельности. И ведь цель у этой борьбы понятная: любой борец с "официальной наукой" на самом деле очень хотел бы занять её место и превратить именно свою науку в "официальную". И лишь от невозможности сделать это в обозримом будущем с досадой кусает локти и всё более радикализируется, нередко совершенно теряя голову и впадая в откровенный маразм. Тут полная аналогия со всякими радикальными политическими ячейками, за которыми никогда не будет парламентского большинства. Аналогичная ситуация, кстати, наблюдается и в области религии с её крупными "церквями" против многочисленных "сект", и, пожалуй, много где ещё. Везде та же чисто политическая механика (борьба за власть).

Изложенному можно было бы возразить в том духе, что ведь наука-то вроде бы должна "искать истину" - и по "соответствию истине" (см. корреспондентскую её концепцию) можно было бы отличить "науку" от "лженауки" и всего остального, - вроде "давайте просто пойдём и посмотрим, как дела обстоят на самом деле, в природе". - Но в том-то и загогулина, что "природа" сама появляется уже после разделения всей мировой мифологии на науку и политику и уже после достижения политического компромисса. Постфактум нам говорят: эта научная идея получила перевес, потому что соответствовала природе. В реальности же всё наоборот: это природой назвали то, что соответствовало получившей перевес идее (притом ни о какой "окончательной победе" тут не может идти речь). Поэтому "сущностное" отделение науки от лженауки по какому-либо вопросу принципиально невозможно (или, иными словами, разницы между ними нет). (Подробнее см. работы упомянутых Пикеринга или Латура например, - и других современных авторов).
Вообще же из вышесказанного можно видеть, что привнесение политического измерения придаёт процессу определённую динамику. И ясно, почему любые новые Коперники по необходимости будут считаться (и считались в прошлом) лжеучёными (параучёными, квазиучёными, плохими учёными и т.п.), - потому что за ними нет политического большинства. (Кстати, тот факт, что сегодня гелиоцентризм ассоциируется именно с Коперником, а не Аристархом Самосским, например, - тоже чисто политический момент). Они ещё не работают в симбиозе с сотнями лабораторий по всему миру, на их теориях ещё не основаны законы и регуляции, по их исследованиям ещё не выдаются гранты и не присуждаются премии, у них ещё нет влиятельных друзей в правительстве или банках, на их работы ещё нет множества ссылок от авторов из других наук, и т.п. Всё это может со временем нараститься, - при условии грамотной "политической кампании" (и достаточного количества самых разнообразных средств: включая и денежные, и экспертизу в уже существующих науках, и много-много всего другого), - тогда соответствующая "лженаука" потихоньку ассимилируется в обойму "признанных наук", и её спецы отныне тоже будут косо поглядывать на всех пришлых, обызвая их "лже-". А может и не нараститься. И вот об этом последнем случае я бы хотел сейчас поговорить подробнее.

Тут я хочу привести отличную метафору Лема из его "Идеального вакуума" (см. рассказ про Одиссея). Там главный герой сравнивает человечество с крупным потоком, текущим куда-то в будущее (тут весьма кстати приходится слово "мэйнстрим", т.е. основное течение; в англоязычной среде применительно к науке так и говорят: mainstream science). Всякого рода маргиналы и прочие "гении" же - это как бы небольшие ответвления этого крупного потока в стороны. И чтобы человечество потихоньку повернуло и последовало за таким гением, он, во-первых, должен быть достаточно сильным, а во-вторых - и это ключевой пункт - не уходить слишком далеко (не поворачивать слишком круто) от основного потока. Иными словами, существует некая область в фазовом пространстве силы/сложности, где идеи уже не могут быть приняты в научный оборот: из-за своей чрезмерной сложности (удалённости их терминологии от привычной для большинства) или слабости (отсутствии явных преимуществ перед более популярными идеями), или того и другого сразу. А о настоящей гениальности мы вовсе никогда не узнаём, потому что не имеем для этого средств (они слишком сложна), да и смысла её уловить не можем (не ясно, зачем она нужна), - примерно к такому выводу приходит и герой Лема.
Ну да и ничего страшного вроде бы: на первый взгляд такая гибель за пределами понимания, может, и представляет персональную трагедию для этих гениев или отдельных более социализированных сочувствующих, но ведь, кажется, самому этому mainstream'у совершенно не угрожает: ведь ему постоянно объедают берега и расчищают новые пути те самые пограничные, ещё-понятные новаторы.
Но мне кажется, что именно обозначенная инерция этого потока, его сравнительно узкий коридор возможностей и неспособность в произвольный момент времени выбрать существенно иной путь развития как раз и может привести его - то есть и науку, и всё человечество - к краху. И именно в этом смысле я говорю о научных пирамидах, вынесенных мной в заголовок. Пирамида здесь понимается не с акцентом на иерархию, а в полной аналогии с финансовыми пирамидами: некий феномен, само существование которого возможно только за счёт притока новых "вкладчиков", с количеством которых растёт и совокупный долг перед ними, а равно и усугубляется невозможность его отдать. То есть это нечто, заведомо обречённое на крах, - и крах этот будет тем болезненнее, чем большие масштабы оно приобрело. В нашей "научной метафоре" это неизбежное движение представлено самим течением (под действием гравитации) и его необратимостью. "Новыми вкладами" могут быть, например, эти вот акты ассимиляции провалов теорий в качестве их "новых результатов" и нагромождение новых ad hoc объектов, нужных для их описания (обрастание теории "поясом защитных гипотез" в терминологии Лакатоса). Очевидной аналогии с крушением финансовой пирамиды тут нет, но можно предложить что-нибудь типа неожиданного отвесного падения и рассыпания на мелкие капельки в виде водопада или, например, растворения и исчезновения в океане. Может быть, можно придумать и что-нибудь более оригинальное и красивое.
Во вселенной Planescape, например, есть байка об "утоплении Ач'али" (Ach'ali Drowning). Гитиянки по имени Ач'али жила в мире под названием Limbo (что примерно можно перевести как "свалка всякой всячины"), в котором помыслы фактически создают "твёрдую" реальность из некой текучей хаотической праосновы. Как правило, представители её народа достаточно сфокусированы, чтобы мысленно формировать в этом хаосе своеобразные обитаемые пузыри, но эта барышня была слишком любопытна и несдержана и задавала слишком много вопросов, в результате чего бесформенная бессмыслица всё более нагромождалась вокруг неё, и в итоге сама она растворилась и утонула в окружающем безобразии.
(В качестве более "бюджетной" иллюстрации можно и "Тетрис" вспомнить: там тоже легко утонуть, едва ослабив хватку и допустив лишние построения).

Так или иначе, идея вышесказанного состоит именно в уязвимости человечества и человеческой науки в частности из-за обозначенной инерции. Вообще говоря, можно даже предположить, что мы уже потеряли многие множества - бесконечное множество других наук, взамен которых имеем сегодня нынешнюю. И никто не гарантирует, что среди них не оказалось бы таких, которые значительно бы её превосходили по силе - по способности к организации коллективов и выстраивания окружающей реальности (или по "истинности" в наивно-реалистическом подходе). Просто в силу наших "начальных условий" мы не смогли попасть на траектории, которые бы к этим наукам приводили (или в ходе эволюции и следования вбок за Коперниками было допущено слишком много отклонений в противоположные от них стороны).
Отсюда же, между прочим, вытекает, что вероятность того, что другие разумные существа будут иметь похожую с нашей схему познания мира и науку, весьма мала. Даже сам упомянутый "мифологический" подход может у них отсутствовать (в фантастике в какой-то степени это пытались прощупать, например, описывая всякие коллективные разумы, но всё равно мы в понимании этих вещей особо не продвинулись, - что, учитывая всё описанное выше, нисколько не удивительно), не говоря уж о "модернизированном" выделении науки и политики и "постмодерновом" их обратном смешении и т.п.
Возвращаясь к чуть более приземлённой проблематике, думаю, что подобной пирамидой можно считать не только всю науку как целое, но и отдельные её секторы и области (как бы отдельные трубки ламинарного течения внутри общего потока). И вот в таком случае ещё возможно кое-какое "исправление" и перестройка за счёт того, что происходит всё это в интегрированной среде потока, где доступны всякие посторонние ресурсы и разного рода "турбулентность": происходящая из культуры и искусства, из других наук и т.п. Точно так же как долги финансовой пирамиды ещё кое-как могут быть выкуплены кем-то другим, и её ресурсы всё-таки из системы не пропадут, - так и научные пирамиды современности могут в будущем существенно перестроиться, и, будем надеяться, принесут какую-то пользу. Пусть сейчас их эволюция может быть отягощена этой мрачной логикой переусложнения и другими признаками куновского кризиса (они есть и в астрофизике/космологии - с уже названными тёмными материями и энергиями, чёрными дырами, расширением Вселенной, космологической инфляцией, Большим взрывом, - и в физике частиц - с конфайнментом кварков и глюонов, осцилляциями нейтрино, перенормировками, суперсимметрией и теорией струн и т.п., - и много где ещё; то же изменение климата - ещё один яркий пример, - вот уж в какую пирамиду щедрейшим образом вкладываются и интеллектуально, и материально).

Если же ещё раз подняться на ступень выше, то можно сказать, что здесь обыгрывается противоречие, являющееся неотъемлемой частью жизни как мы её знаем: между необходимостью поддержания формы и постоянства и необходимостью адаптации и изменчивостью. Основа жизни и нас самих - генетический код - находится в сердце этого противоречия и вполне его собой олицетворяет.
Tags: астрофизика, будущее, власть, глобальное потепление, гносеология, заблуждения, климат, космология, культура, лженаука, мифология, наука, общество, паранаука, политика, постчеловечество, псевдонаука, символы, социология, физика, философия, человечество, эпистемология, язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments