Евгений Багашов (paladin_17) wrote,
Евгений Багашов
paladin_17

  • Music:

Мифология как культурный базис

Отталкиваясь от уже написанного мною ранее, приведу некую краткую схему моего видения соотношений между языком, "реальностью", частицами, сознанием, "душой", логикой и прочим.

Примем "волю к власти" за основной механизм, ответственный за созидание "мира" в том виде, в каком мы его понимаем (и нас самих в том числе).
Отдельные частицы (в самом широком смысле слова), действуя в рамках и по правилам этого механизма, вырабатывают "законы" коммуникации и взаимодействия, обрастают связями, организуются в более сложные структуры и т.п. - Это в известной степени фрактальный (или квазифрактальный) процесс, - т.е. наблюдается подобие между взаимодействием иерархических элементов меньшего порядка внутри одной системы и взаимодействием самой этой системы с другими системами соответствующей величины. (Вероятно, это не фрактал в строгом математическом смысле, т.к. на первый взгляд присутствует некая асимметрия по оси увеличения масштаба).
Некий свой язык, безусловно, присутствует на каждом уровне организации, поскольку на каждом же уровне существует взаимодействие, - а оно должно каким-то образом управляться и согласовываться. (В том же духе можно высказаться и о некой своей логике). Аналогичным же образом возникает и человеческий язык: а именно, он возникает не раньше и не позже того момента, когда один человек пытается взаимодействовать с другим и образовать вместе с ним некую новую структуру (даже если речь идёт, например, об убийстве одного человека другим, - это лишь частный случай).
Приблизительно в это же время появляются предпосылки для возникновения сознания. Трудно сказать, каким именно образом оно возникает и в чём действительная необходимость его существования. При поверхностном взгляде в рамках выбранной концепции можно было бы сказать, что оно является выражением некой вариативности, констатацией возможности выбора в процессе коммуникации (или деятельности вообще). Но, по моему мнению, сознание здесь скорее тождественно восприятию человеком самого себя как чего-то цельного и неизменного. - В самом деле, человек, который бы в каждый момент времени ясно и чётко осознавал, во-первых, свою делимость на части, или, во-вторых, хотя бы малую долю процессов, происходящих в его организме каждое мгновение (или за очень малый промежуток времени), вряд ли сумел бы прийти к понятиям, характерным для сознания в том виде, в каком мы его знаем. Здесь же можно указать и на понятие о "душе": она есть лишь совершенно чёткая (якобы) фиксация человеком своей "единственности", цельности, неизменности. - Отсюда же открывается и прямой выход к иллюзии существования выбора: сознанием предполагается, что возможно бездействие (т.е. вышеупомянутые процессы, происходящие в человеке, отсутствуют), а решения принимаются "свободно", в зависимости от личной и "единой" воли, - но ведь сами понятия о неизменности и цельности человека, как уже было отмечено, иллюзорны. Действительно свободный выбор был бы возможен, если бы возможно было зафиксировать момент выбора, т.е. в определённом смысле "остановить время", выключиться на момент принятия решения из мирового процесса. В рамках же нашего рассмотрения, однако, очевидно, что при подобном "выключении" сам мир бы безвозвратно потерялся и исчез, как исчезла и потерялась бы "цельность" и "единость" человека как такового. Сюда же относится и невозможность "объективности". - Если нет точки зрения, то нет и самого зрения.
Если использовать аналогии, то мне всегда по душе было рассмотрение сознания (и высшей психической деятельности вообще) как своего рода "парламента" со всеми вытекающими свойствами.
Уже упоминавшееся предположение о неизменности человека порождает и понятие "момента времени", т.е. возможности фиксации какой-то одной точки на временной оси. Отсюда же прямиком вытекает и понятие "бытия", - будто бы есть на свете нечто неизменное и неделимое, которое "бытийствует", "существует", буде этот момент времени зафиксирован. - То есть "объект" (как некое внешнее "бытие") есть лишь проекция человеческих ("сознательных") представлений о себе самом вовне. Можно здесь ещё припомнить слова Ницше о том, что "вера в атомы у человека есть лишь постольку, поскольку есть вера в душу" (не ручаюсь за точность).
Стоит отметить, что, скорее всего, само сознание в человеческом сообществе развивалось более-менее равномерно, т.е. не было каких-то мгновенных "скачков". - Вероятно, какое-то время назад, например, человек мог находиться "в сознании" лишь малую толику всего времени в течение суток, а всё остальное время проводить в "животном" состоянии. (Естественно, и внутри самого сознания не существует чётких границ, и можно с лёгкостью говорить, например, о "разных степенях осознанности"). По-видимому, необходимая интенсивность "сознательности" напрямую связана со сложностью (и количеством) контактов человека с другими людьми.

Множество других понятий и явлений легко встраиваются в эту достаточно простую схему, но я хочу поговорить не о них.
Собственно целью данной заметки является разбор всего лишь одного небольшого аспекта рассмотренного выше глобального процесса: возникновение мифологии.
Совершенно очевидно, что ни о какой мифологии до возникновения языка (пусть самого примитивного) речи быть не может, поскольку, по сути, вся она может быть отображена в виде совокупности "сказок", построенных по простой схеме "был некто, и он сделал нечто". Нужно оговориться, что "некто" в данном случае, скорее всего, - понятие вторичное по отношению к "деланию нечто". В языковой логике вообще скорее действие порождает деятеля, а не наоборот, - так же, как пахарь - это тот, кто пашет, но не "пахать" - это "то, что делает пахарь". И это очень хорошо сообразуется с самой мыслительной моделью, которая подсовывает под сумму следствий "причину" - например, "стол" как причина совокупности зрительных, обонятельных, осязательных, а иногда и слуховых (если по нему постучать, например), и вкусовых (если его "попробовать") ощущений; соответственно, пахарь как причина того, что "нечто пашется". - Сама же языковая логика, напомню, появляется только с необходимостью сообщения между людьми и приблизительно одновременно (скорее всего, ранее, но незначительно) с возникновением сознания.
Похоже, что именно эта схема и ответственна за возникновение мифов. - То есть, во-первых, нечто происходит (а нечто происходит в любом случае), и, во-вторых, мы придумываем для этого "нечто" более-менее знакомую нам интерпретацию и заодно сооружаем под неё причину. Например, некто видит стол (в том смысле, в котором мы привыкли понимать подобного рода предложения). Он представляет себе, что, например, это не стол, а лошадь (потому что столов до этого ни одного не видел, и не представляет, зачем они нужны и что это вообще такое, а с лошадьми знаком хорошо), притом она слегка отличается от обычной лошади, т.к. не движется, не издаёт звуков, твёрдая, странноватой формы, пахнет по-другому и т.п. - Он, соответственно, пытается подыскать некий сценарий, который мог бы привести к подобному исходу. Например, изобретает миф о том, что некое существо превратило эту лошадь в такую вот конструкцию за какие-то проступки и т.п. - Безусловно, это выглядит достаточно надуманным, но это происходит по необходимости, т.к. приходится выискивать наиболее простые примеры.
Итого имеем мифологию как простейшую форму "одушевления" реальности, переноса понятий, которыми человек характеризует себя самого, во внешний мир: подсовывания под всякое действие своего деятеля.
Хочется упомянуть один момент, который не очень относится к теме, но слишком уж "вкусный", чтобы его здесь пропустить: Ницше пишет о том, что (вновь не ручаюсь за точность) "когда доисторический человек гребёт вёслами, он скорее склонен считать это ритуалом для призвания богов, которые и движут лодку, нежели каким-то "механическим" процессом, как это понимаем сегодня мы". Это также можно считать неким преувеличением, но сама модель здесь очень хорошо прослеживается.

Рассмотрение мифологии очень важно для понимания генезиса множества общественных явлений и представлений, т.к., вероятнее всего, именно мифология была первым человеческим институтом вообще (поскольку, согласно вышеуказанной схеме, возникает наиболее простым образом и одновременно с возникновением человека как такового), и через оформление в религию далее создала практически всю культурную сферу, какой мы её знаем сегодня.
Можно сказать, что мифологическое видение является своеобразной "платой за очеловеченность", неким необходимым якорем любого рода миропонимания (в той степени, в которой оно может быть выражено, или, - что то же самое, - осмыслено, осознано).
И по настоящее время, когда мы говорим об элементарных частицах, или, например, о калибровочных полях, этот мифологический базис задействуется по-прежнему в полной мере.
Tags: культура, логика, мифология, религия, сознание, человек, язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments